Исследовательская работа Вклад удэгейского народа в развитие района Лазо на примере творчества Джанси Кимонко


Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
средняя общеобразовательная школа села Соколовка
муниципального района имени Лазо Хабаровского края
Номинация: «Я тобою горжусь, мой любимый район!
Ты частица огромной России...»
Районная научно-практическая краеведческая конференция
«Бегущие столетия не сотрут их славных дел»
«Вклад удэгейского народа в развитие района Лазо на примере творчества Джанси Кимонко»
Руководитель работы:
Черняк Ольга Валентиновна
учитель истории и обществознания
МБОУ СОШ с. Соколовка
Исполнитель:
Кононова Виктория Ивановна
ученица 10 класса
МБОУ СОШ с. Соколовка
п. Переяславка
2015 год
План:
Введение
1. Коренные народы Дальнего Востока в жизни района имени Лазо
1.1. Жизнь коренных народов Дальнего Востока натерритории района (на примере удэгейского народа)
1.2. Хозяйство, культура и быт удэгейцев
2. Джанси Кимонко, первый из удэге
2.1. Жизнь Джанси Кимонко – знаменитого лазовца2.2. Автобиографическая повесть «Там, где бежит Сукпай»
Заключение
Список источников и литературы
Приложение
Введение
Земля моя родная, где ширь полей без края,         Где красота такая - пером не описать,         Где утром в травах росы, где ив зеленых косы         Глядят в речные плесы, - какая благодать.         Берез красавиц белизна,         Лесных озер голубизна, -         Скажу вам, это все мне с детства нравится,         Земля людей мастеровых,         Земля родителей моих,         Моя земля, земля моя – красавица!
Актуальность выбора темы исследовательской работы
Каждый человек любит то место, где он родился – свою малую Родину. Для меня таким местом является район Лазо, которому в этом году исполняется 80 лет.
Сегодня я с уверенностью могу сказать, что если кто-то, хоть раз побывал в нашем районе, навсегда оставит в своей памяти его своеобразие и неповторимость. Тот, кто хоть раз посмотрел на красоту его природы, постоял у памятников и обелисков – хранителей боевой и трудовой славы лазовцев, тот непременно захочет побывать у нас еще раз.
Родная сторона становится еще более близкой и родной, когда познаешь ее историю. Жить и трудиться на нашей земле, преображать ее нашим предкам было не просто. Высокое чувство восхищения и гордости вызывает подвиг тех людей, которые пришли на эту землю первыми, кто защищал ее от захватчиков и дал ей светлую и большую жизнь.
Сегодня оглядываясь на тот 80-летний путь, который прошли лазовцы, мне хотелось бы назвать имена тех, кто своим трудом вписал «золотую строку» в летопись нашего района. Лазовцы гордятся своими земляками – поэтами и прозаиками. Широко известны романы и повести Н. Рогаля, Н. Шундика, С. Смолякова и Д. Кимонко.
Цель исследовательской работы: показать вклад удэгейского народа в развитие района Лазо на примере творчества знаменитого писателя Джанси Кимонко.
Исходя из обозначенной цели, мною были поставлены следующие задачи:
1. Изучить жизнь,быт и культуру удэгейского народа.
2. Проследить жизненный и творческий путь удэгейского писателя Джанси Кимонко.
3. Провести анализ автобиографической повести Джанси Кимоно «Там, где бежит Сукпай».
4. Сделать вывод о вкладе удэгейского народа в развитие культурного облика района Лазо.
Историческая судьба удэгейского народа была и остается интересной по сей день. Много десятилетий назад об этом народе нам поведал В. К. Арсеньев в книге «Дерсу Узала» (1923), позже писал А. Фадеев в романе «Последний из удэге», а японский режиссер А. Куросава создал замечательный фильм «Дерсу Узала» (1975 г.) по книге В. К. Арсеньева.
Все это делает актуальным обращение к творчеству Джанси Кимонко, как основоположника удэгейской литературы и нашего земляка.
1. Коренные народы Дальнего Востока в жизни района имени Лазо
1.1. Жизнь коренных народов Дальнего Востока на территории района (на примере удэгейского народа)
Русские познакомились с удэгейцами во второй половине XIX века в связи с присоединением к России Приамурья и Приморья. К этому времени они расселялись по берегам рек, впадающих в Японское море, начиная от реки Раздольной до устья реки Тадуши, а также занимали территорию бассейнов Бикина, Хора, Анюя, Хунгари, Имана, Вака и некоторых других рек.
По мере колонизации этой территории русскими переселенцами ареал расселения аборигенов неуклонно сокращался. К началу ХХ века в Приморье удэгейцы сконцентрировались в бассейнах труднодоступных рек Самарга и Бикин, в Приамурье - в верховьях Хора, Анюя и Хунгари.
Родовая организация удэгейцев в XIX веке находилась уже на стадии глубокого разложения. Каждое поселение являлось территориально-соседской общиной, в которой проживали представители различных родов. Во главе соседской общины стояли выборные старшины, которые утверждались русской администрацией и приравнивались в правах к деревенским старостам. Огромное влияние на материальную и духовную культуру удэгейцев оказали контакты с русскими населением, особенно в советский период. Коллективизация, техническая реконструкция промыслового хозяйства в корне изменили весь образ жизни народа. Уже в 30-е годы началось сселение удэгейцев в более крупные и благоустроенные поселения. Процессы концентрации удэгейского населения продолжались и в последующие годы. С одной стороны, это способствовало консолидации этноса, росту этнического самосознания аборигенов, улучшению их социально-экономического положения, повышению культурного и образовательного уровня. С другой - оказались утраченными многие элементы их традиционной культуры. 
Исторической родиной район Лазо для удэгейцев не является.
Освоение и заселение района имени Лазо коренными народами -удэгейцами, гольдами, нанайцами начинается с территорий рек Уссури, Хор, Кия, Сукпай. Крупных поселений они не возводили. Обитали во временных стойбищах. Кочевали по тайге, занимаясь охотой, рыбной ловлей. Собирали дары тайги. Зимой и летом удэге жили в юртах, построенных из коры. Окном был дымоход. Так продолжалось много веков.
По рекам они переходили из одного места в другое в поисках рыбы, копытных животных, которые давали мясо и шкуру, необходимые для пищи, одежды, обуви, постели.
Из поколения в поколение передавались меткость, сноровка таёжного охотника. Истинные дети тайги были прирожденными охотниками и следопытами, неутомимо бегали на лыжах, ловко управляли оморочками по быстрой горной реке. Нелегок был их труд, сурова борьба за существование.
В 1932 году в самом сердце тайги, в месте слияния трех рек – Гвасюгинки, Булинки, Хора, - было основано стойбище Гвасюги. Постепенно оно стало центром, который объединил для оседлой жизни два кочевых рода удэгейцев – Кимонко и Кялундзюга. Поначалу там, где сегодня проживает около трехсот человек, было всего лишь несколько юрт и два деревянных дома.
В этот сложный для нашей страны период становления Советской власти на территории Дальнего Востока оставались войска белогвардейцев и японцев. Для борьбы с ними в 1932 году из Хабаровска в стойбище Джанго прибыл уполномоченный А. М. Соколов, где председателем туземного Совета был Суби Кимонко. Джанси Кимонко, Гольду Кимонко и А.М. Соколов решили провести собрание и узаконить организацию артели для борьбы с белогвардейцами. 1 июля состоялось собрание, на котором председателем артели был избран Джанси Кимонко. За лето 1932 года и зиму 1933 ими была проведена огромная работа, немало было трудных переходов, вооруженных схваток.
В 1932 году на реке Хор были созданы три колхоза: на Чукене – «Первая пятилетка», на Джанго – имени Ильича и в Гвасюгах – «Ударный охотник». С организацией колхозов изменилась и жизнь коренных народов.
Советским правительством был создан специальный орган по защите интересов малых народностей – Комитет Севера и принят закон о снабжении этих народностей кредитами, развернута государственная и кооперативная торговля. В самых глухих уголках тайги были открыты культурные базы, библиотеки, медпункты, клубы, школы-интернаты.
Шли года утверждения новой жизни в тайге. Но грянула Великая Отечественная война. Десятки жителей села Гвасюги ушли на фронт. Таёжные следопыты стали снайперами, разведчиками, танкистами. А место мужчин в колхозе заняли женщины.
«32 молодых удэгейца находятся в рядах Красной Армии. Это значит в колхозе стало меньше на 32 охотника. Но у тех, кто остался, прибавилось сил…Далеко от фронта мы живем, но мы знаем – каждый из нас боец всенародной армии…». Они внесли свой, значительный вклад в Великую победу.
1.2. Хозяйство, культура и быт удэгейцев.
Традиционное хозяйство удэгейцев основывалось на охоте и рыболовстве. Рыбный промысел и охота игралиу них определяющую роль.
 Наиболее древний и любимый вид промысла - гоньба (преследование животного на лыжах по глубокому снегу или весеннему насту). В этом случае чаще всего использовали копье или лук со стрелами. Распространенной была охота с помощью самострелов бэйсигу. На изюбра и лося охотились с оморочек в речных заводях, куда животные приходили полакомиться водорослями. Охота на пушных зверей получила широкое распространение лишь в последней четверти XIX века, когда в крае появились многочисленные скупщики пушнины. Добывали енотов, колонков, выдр и особенно соболей с помощью различных ловушек. Чаще всего зверя выслеживали по следу. Основу удэгейского рыболовства составляла добыча кеты осенью и горбуши летом. Орудиями лова служили остроги, крючковые снасти и ловушки.
Собирательство - еще одна хозяйственная отрасль удэгейцев. Занимались этим делом женщины. Женьшеневый промысел носил у удэгейцев товарный характер. Добытые корни сдавали китайским торговцам, рассчитываясь, таким образом, с ними за старые долги.
Жилище. У удэгейцев существовало три типа поселений-стойбищ: постоянные (зимние), сезонные и временные. Постоянные располагались в распадках, укрытых сопками от зимних ветров, неподалеку от традиционных мест промысла и существовали десятилетиями. К наиболее древним, насчитывающим по 100 и более лет, относятся стойбища хорских удэгейцев Джоонго и Чукен, самаргинских - Зава и Исим, бикинских - Олон и Сяин, анюйских - Бира и др. Сезонные и временные поселения чаще всего устраивались на берегу реки. К наиболее распространенным жилым постоянным постройкам относится полуземлянка туэдзи, имеющая вид двускатной крыши поставленной на землю.
Жилое помещение делится на мужскую и женскую половины. В центре полуземлянки располагается очаг, сразу за очагом напротив входа мужская половины малу. Вдоль стен полуземлянки располагаются нары, покрытые берестой или шкурами. Некоторые хунгарийские и иманские удэгейцы жили в полуземлянке с кановым отоплением. Среди других зимних жилищ можно отметить конический чум тоза и корьевой шалаш кава. Шалаш представлял собой высокую и крутую крышу, поставленную на землю. Хозяйственными постройками у удэгейцев были свайные амбары, а также вешала и помосты, установленные на четырех столбах. Основным материалом для изготовления одежды и обуви у удэгейцев в прошлом служили шкуры животных и рыбья кожа.
 Верхней одеждой служил халат тэгэ запашного типа с застежкой на правом боку. Большинство удэгейских халатов имеют стоячие воротники. Под халатом носили натазникигокогихэиги и длинные штаны с ноговицами амухи, нарукавники адапти для защиты от комаров и мошки летом и снега зимой. Костюм дополняли накидка на голову и плечи, наушники, шапка, меховые чулки с обувью и рукавицы.
Под руками удеэгейских мастериц обычная одежда и обувь превращалась в произведение народного искусства, березовая кора – в коврики с радующим глаз орнаментом. Кто хоть однажды видел узоры, вырезанные удэгейской мастерицей, навсегда сохранит в душе восхищение их изысканностью.
2. Джанси Кимонко, первый из удэге.
2.1. Жизнь Джанси Кимонко – знаменитого лазовца.
У каждого народа из коренных народов есть свой национальный герой. Первым носителем национальной удэгейской культуры, первым писателем и автором книги о своем народе стал Джанси Кимонко. Он родился в 1905 году в селе Гвасюги в семье кочевого охотника удэгейца– Баты Кимонко.
Детство Д. Кимонко проходило в нужде, в бесконечных скитаниях вместе с родителями по лесам, рекам, стойбищам. Отец будущего писателя - Бата, - как и другие люди из рода Кимонко, был охотником. Его постоянно подстерегали опасности, беды, болезни. Семья была многочисленной, и не так-то легко было добыть для неё пропитание, если учесть нападения хунхузов (разбойников), безжалостные поборы и обманы купцов, частые болезни домочадцев,морозы, наводнения, страшные эпидемии делали условия жизни невыносимыми. Вместе с отцом и родными несчастья бедняков разделял и юный Джанси. Примечательно, что любимая бабушка мальчика дала ему красноречивое имя, на родном удэгейском языке означающее «Бедняк ты».
С ранних лет юному удэгейцу пришлось добывать зверя и рыбу. Ему не исполнилось полных 13 лет, когда он твердо встал на лыжи, чтобы отправиться в лес за пушниной. Только она, будучи обмененной на крупу, давала относительно надёжное пропитание для семьи.
Гражданская война, распространившаяся на бескрайние просторы Уссурийского края, не обошла стороной удэгейцев. Юноша Кимонко приобщился к деяниям партизан, помогал им, включился в борьбу русских братьев за свободу и справедливость на таёжной земле. Под воздействием партизан Джанси задумался о возможности утвердить в родных краях новую, счастливую жизнь, о необходимости поднять существование удэгейцев на более высокую ступень общественного развития. Вскоре его мечта стала претворяться в действительность. Многочисленные стойбища удэгейцев, расположенные на реках Сукпай, Катэн, Келами, Чукен, стали сближаться, объединяться, формироваться в коллективное хозяйство по имени «Ударный охотник». Кимонко принял деятельное участие в этом процессе. Основным местом проживания стало село Гвасюги. Это селение стало отныне и постоянным его местожительством. Но обновлять старую и строить новую жизнь должны были люди, приобщившиеся к грамоте. Джанси до 1928 года её не знал. А ведь ему было уже 22 года. Между тем ещё со времён встречи с русскими партизанами у него зародилось страстное желание овладеть письмом и умением читать. И вот в 1928 году Кимонко приезжает в Хабаровск и поступает на подготовительное отделение Техникума народов Севера.
В техникуме Кимонко получил начальное образование, что по тому времени было достижением поистине огромным. Джанси стал первым среди удэге, овладевшим грамотой.
Кимонко вернулся в родные места и здесь, в долине Хора, включился в жизнь родившегося коллективного хозяйства. В 1932 году - он создал новое стойбище, которое объединило для оседлой жизни два кочевых рода - Кимонко и Кялундзюга, и был избран председателем артели удэгейских охотников.
1932 год был ознаменован подавлением крестьянского восстания в районе Бикина и на северных берегах Японского моря. В этом подавлении участвовал и Джанси Кимонко. Власти наградили будущего писателя почетной грамотой и именным оружием. Ю.Шестакова, переводчица Д.Кимонко и его первый биограф, рассказывает, что Джанси Кимонко, будучи опытным охотником-следопытом, превосходно знал тайгу, её тропы, перевалы, горные ключи и распадки. «Это во многом помогало ему, когда он шёл в разведку как пограничник или отправлялся с экспедицией исследовать запасы соболя в хорских лесах».
Через два года Кимонко был командирован в Ленинград для продолжения учебы. Он поступил в Институт народов Севера, где занимался с 1934 по 1936 год. Позже он признавался: «Никогда не думал, что на мою долю выпадет такое счастье...». Город на Неве произвёл ярчайшее впечатление на удэгейца и остался в его памяти до конца жизни. Этнограф Е.Шнейдер увлёк студента работой над первыми удэгейскими учебниками и изучением фольклора Уссурийского края.
Учась в институте, Кимонко впервые обратился к литературному творчеству, и из-под его пера вышло несколько стихотворений на удэгейском языке. Среди них - «Песня», «Я - сын удэгейского народа» и другие. Вскоре эти стихи стали текстами песен, которые распевала удэгейская молодёжь. Тогда же он пишет рассказ «Бата», награждённый премией Гослитиздата.
В вузе Джанси не завершил полного курса обучения. Два года спустя после начала занятий его перевели в Москву на Центральные курсы советского строительства. Их он окончил в 1937 году. После завершения учёбы он отправился в родные края, добрался до своего села Гвасюги и приступил к работе в должности председателя сельисполкома.
Однако в 1939 году он был обвинён в шпионаже, арестован и заключен в тюрьму, где находился до конца 1939 года. Факты обвинения не подтвердились, и через несколько месяцев он был освобождён. В своём колхозе до 1942 года он работает бригадиром и одновременно заместителем председателя колхоза, а затем вновь был избран председателем сельского исполкома.
В 1948 и 1950 гг. в журнале «Дальний Восток» были напечатаны повести «Зарево над лесами» и «Красное знамя», созданные Д. Кимонко в творческом содружестве с писательницей Ю. Шестаковой. Затем эти повести были объединены в произведение «Там, где бежит Сукпай». Это — семейная хроника. Через семью героя, мальчика Джанси, раскрыта судьба всего удэгейского народа.
Книга Кимонко осталась незавершенной. 6 июня 1949 года трагический случай на охоте оборвал жизнь писателя. «Никто не думал, что путь по Катэну в оморочке весной 1949 года будет его последней дорогой…».
2.2. Автобиографическая повесть «Там, где бежит Сукпай»
Повесть Д. Кимонко «Там, где бежит Сукпай» получила широкое признание читателей. Она неоднократно издавалась в нашей стране на языках народов СССР, за рубежом.
Созданная в первые послевоенные годы, повесть сравнительно невелика по объёму. В московском издании 1974 года она включает 221 страницу.
По заданию редакции газеты «Тихоокеанская звезда» в Гвасюги прибыла Ю. А. Шестакова, чтобы подготовить статью об охотниках-удэгейцах. Здесь она и познакомилась с творчеством Д. Кимонко. Именно благодаря работе писательницы Ю.А. Шестаковой о Джанси Кимонко и удэгейской культуре заговорили в середине XX века.Стихинаписанные Д. Кимонко вскоре опубликовали в газете.
Я сын удэгейского народа, Я счастливый советский парень, Я родился в тайге, среди сопок и рек Удэгейский лесной человек. 
С этого и начался творческий союз этих двух людей, который поведал миру о тяжелой жизни удэгейского народа, когда удегейцы нещадно притеснялись царскими властями и скупщиками пушнины и были обречены на медленное вымирание. Они создали произведение, ставшее известным в стране и за ее пределами. 250 километров разделяющие Гвасюги от Хабаровска и языковой барьер не стали преградой для творческого союза. 
История семьи Кимонко была написана в амбарной книге, на бланках протоколов заседаний сельского исполкома. В век компьютерной грамотности можно только представить себе, какого труда стоило Ю. Шестаковой перевести на русский язык 86 листов повести, написанной карандашом на удэгейском языке. В личном фонде Ю.А. Шестаковой хранится рукопись, подписанная ее рукой: «Там где бежит Сукпай».Семейная хроника. 1949 г. с подстрочниками Ю. Шестаковой».
Из большого многообразия тем, освещенных в повести можно выделить три: пути национального возрождения малочисленного народа, человек и природа, духовная культура детства удэгейского ребёнка. Своё повествование автор начинает с тех далёких времён, когда его предки в своём беспрестанном кочевье пришли с Самарги-реки к быстрому, шумному и пенистому Сукпаю. И не случайно вступление завершается песней, пропетой в честь того же Сукпая и родной земли.
В ярких картинах быта, не всегда удачного рыболовства и опасной, исполненного риска охоты писатель показывает, как много испытаний, трудностей и несчастий выпало на долю удэгейского народа.
Но добрый и простодушный народ находился в зависимости не только от стихий природы, но и от воли соседей, десятилетиями враждующих с родом Кимонко, врывающихся в их юрты с целью грабежа, подобно хунхузам, бесчеловечным китайским купцам или агрессивным восточным соседям, устраивающим жестокие пожары, от которых погибали люди и окружающая их тайга.
Ярко и последовательно воспроизводит автор и те страницы истории, которые круто изменяют весь жизненный уклад и судьбу удэгейского народа. Огромную роль в этих процессах обновления принадлежит, как об этом рассказывает Кимонко, русскому народу, помогавшему удэгейцам по-иному взглянуть на жизнь, отречься от бесчеловечных, изживших себя законов давних десятилетий и устремиться навстречу новой жизни. Русские приобщили малочисленный народ к культуре, вооружили его знаниями, техникой, предоставили ему медицинскую помощь, продукты, новые средства для охоты и всё то, что помогло преобразовать суровый северный край для цивилизованной жизни.
Им мастерски переданы светлые чувства охотников и рыболовов, сознающих ответственный момент в судьбе своего народа. Вот как это живо описывает Д.Кимонко: «Яркое летнее солнце разливало горячие тучи над рекой, над нашим временным стойбищем» (С. 168). Это явились гости из Хабаровска, разбившие среди балаганов «лесных людей» большую круглую палатку. Кимонко отмечает: «Я запомнил этот день на всю жизнь. После того как мы пришли из Переяславки, разгрузив тридцать два бата, наполненные продуктами и товарами, всё вокруг переменилось, даже птицы запели веселее, чем пели раньше» (С. 168).
Другой проблемой, поставленной в повести Д.Кимонко, является проблема «природа и человек». Осмысляя её, писатель рассматривает мир природы как бесконечное многообразие его конкретных проявлений, как нечто целое и великое, как совокупность всего сущего. «На сотни километров вокруг, - замечает автор повести, - только леса и горы. Птицы слушают, как говорит вода, реки слушают, как перекликаются птицы» (С. 11). Всё в природе находится в тесной взаимосвязи.
Заключение
История страны складывается из истории малых городов, сёл, из истории людей, живущих в них. И понятно, что нельзя познать историю своего государства, не зная прошлого и настоящего своей маленькой родины, земли, где родился и вырос. И тем более понятен интерес к истории своего района, когда живут в нём люди, прославляющие свой район трудом.
Именно таким человеком и является наш земляк Джанси Кимонко – первый удэгейский писатель.
Написанная им в форме семейной хроники повесть «Там, где бежит Сукпай» рассказывает о судьбе удэгейской народности, о её беспросветном прошлом и новой жизни в советское время. Жизнь охотников, их духовный рост раскрыты Кимонко правдиво и тонко. Повесть переведена на русский и многие иностранные языки.
Сегодня район имени Лазо один из экономически стабильных и развивающихся районов, с хорошим потенциалом для развития сельского хозяйства, животноводства. Район привлекателен для развития туризма.
Коренными народами Дальнего Востока, живущими в нашем районе был сделан значительный вклад в развитие экономики и в культурный облик района. Они сохранили свою самобытность и культуру спустя столетия.
Материал, полученный в результате проведенной исследовательской работы, может быть использован на уроках литературы, географии, истории в темах по Дальнему Востоку, в качестве дополнительного материала при проведении классных часов.
Список источников и литературы
1. Гордое имя – лазовцы: к 50-летию района имени Лазо. – Хабаровск: Кн. изд-во, 1985 г.
2. Кимонко Джанси. Там, где бежит Сукпай. Повесть. Пер. с удэгейского. М., «Современник», 1974 г. 221 с.
3. Поэзия народов Крайнего Севера и Дальнего Востока России/Сост. А.А. Бурыкин, Е.Р. Акбальян. – М.: Северные просторы, 2002. с. 193-195
4. «Району имени Лазо – 60 лет», С. Балбашов, текст В. Павловой. – «Тозинфонд», Хабаровск, 1995 г.
5. Романенко Д., У могучих истоков очерки и статьи о литературах народов Российской Федерации, М., 1963 г.
6. Журнал «Словесница искусств» №1 (27), 2011 г. (archive.khabkrai.ru).
7. Материалы официального сайта администрации сельского поселения Гвасюги http://gvasugi.ru/.

Приложенные файлы


Добавить комментарий