Сценарий литературно-музыкальной композиции, посвящённой 189-летию со Дня рождения Жюля Верна


«Путешествие длиною в жизнь»
(сценарийлитературно-музыкальной композиции, посвящённой
189-летию со дня рождения Жюля Верна)
(фоном звучит музыка «О Париж» (№1), занавес задёрнут)
Ведущий 1: 8 февраля 1828 года, в полдень,в огромном доме на улице Оливье де Клиссон, номер 4, остров Фейдо родился великий мечтатель и путешественник в неизвестное, писатель и поэт Жюль Габриель Верн.
Ведущий 2: Он прошёл долгий путь от мальчика из портового города до седого, одетого в старомодный черный сюртук человека, чья проницательность и точное знание описываемых деталей сделали его не только известным на весь мир писателем, но и путешественником.
(голоса за кадром с интонациями сплетниц)
1 голос (утверждая): Жюль Верн – неутомимый путешественник. Он объехал Европу, Азию, Африку, обе Америки, Австралию и сейчас плавает где-то в Океании. В своих романах он описывает только собственные приключения и наблюдения.
 2 голос (возражая): Да что вы? Жюль Верн никогда и никуда не выезжал. Он живет где-то в провинции и строчит свои романы, не выходя из кабинета. Все, что он издает, списано с книг знаменитых географов и путешественников.
3 голос (объявляя): Жюль Верн – это миф. Это просто коллективный псевдоним, под которым пишет целое географическое общество.
4 голос: Что вы, он существовал, но умер несколько лет назад.
(музыка прекращается)
Ведущий 1:Этим анекдотом вполне уместно начать биографию знаменитого писателя. Анекдоты и легенды окружали его при жизни, заслоняя от читателей подлинное лицо писателя.
Ведущий 2: Так кем же на самом деле был этот человек и откуда у мальчика из семьи обычного французского буржуа такая жажда к приключениям и познанию ещё неизведанного?
(фоном звучит музыка №2)
Ведущий 1: Об этом наш рассказ.
(ведущие уходят, кулисы раздвигаются, звучит громче музыка №2, голос за кадром)
Голос за кадром: 1839 год городок Нант во Франции.
(на сцене больной мальчик, который мечется в бреду, его отец, мать и доктор)
Доктор (осторожно): Месье Верн, а что делал ваш сын, перед тем как его свалила лихорадка?
Отец: Видите ли, доктор, пару дней назад Жюль сбежал из дома и пробрался на борт корабля «Корали», что скоро собирался отплыть из нашего порта в Индию. Я чудом успел поймать нашего беглеца за несколько часов до отплытия шхуны! А на обратном пути домой у Жюля и началась эта странная нервная горячка.
Доктор (разводя руками): Я не могу поставить диагноз! Похоже, мальчик успел подхватить какую-то неизвестную болезнь на корабле. Думаю, что нам сейчас нужно терпение и время.
(музыка №2 звучит громче, доктор и отец уходят, мальчик стонет в бреду, рядом с ним остаётся ухаживать мать, музыка затихает, на сцене появляется отец писателя)
Отец (с волнением): Ну как он, Онорина?
Мать (радостно): Ты удивишься, Пьер, но, хвала Господу, болезнь внезапно отступила. Наш мальчик проснулся абсолютно здоровым, целое утро рисует какие-то небывало огромные корабли и постоянно что-то пишет!
(немая сцена)
(фоном звучит музыка, звучит голос за кадром)
Голос за кадром:С этого момента и начинает зарождаться автор известных на весь мир романов, имя которому Жюль Верн.
(музыка № 2 прекращается)
Ведущий 2: 1846 год. У выпускника Нантского королевского лицея блестящий аттестат.
Ведущий 1: Преподаватели поздравляют его отца Пьера. Таким сыном можно гордиться.
Ведущий 2: Месье Верн в восторге. Он уверен, что со временем, Жюль станет адвокатом, а в будущем возглавит его юридическую контору.
Ведущий 1: Отец и не догадывается, что самого Жюля не привлекает адвокатская практика.
Ведущий 2: Вечера юноша проводит в библиотеке. Одну за одной проглатывает книги о приключениях, отчёты географических обществ, сообщения о последних научных изобретениях.
Ведущий 1: Жюль Верн в смятении: с ним творится что-то неладное. Своими переживаниями он делится с другом, и тот советует попробовать себя в литературе.
(звучит фоном музыка №3, за столиком в кафе сидят два друга: Жюль Верн и ……)
Жюль Верн: Человек покорил три стихии: землю, огонь и воду. Осталось покорить четвёртую – воздух.
Друг: Для этого нужны аппараты тяжелее воздуха: воздушный шар игрушка в руках ветра.
Жюль Верн: Это интересно! Дай ка я запишу!
(музыка №3 звучит громче, в это время начинается ветер, рукописи разлетаются в разные стороны, Жюль Верн пытается собрать их)
Друг (смеясь): Не горюй, Жюль! Теперь тебя узнает весь мир!
Ведущий 2: 1863 год. Литературный Париж взбудоражен громким известием: на родину возвращается известный издатель Пьер Жюль Эцель.
Ведущий 1: В числе открытых им авторов: Бальзак, Ламартин, Санд. Прожив много лет вдали от родины,Этцель собирается издавать просветительский журнал для подростков.
Ведущий 2: И ему как воздух нужен новый материал.
(фоном звучит музыка №3, звучит голос за кадром)
Голос за кадром: Хмурым февральским днём 35-летний Жюль Верн входит в кабинет известного издателя.
(прекращается музыка №3 )
(инсценирование встреча Жюль Верна и Этцеля в кабинете редактора)
Жюль Верн (кланяясь и снимая шляпу): Здравствуйте, месье Эцель.
Этцель (кашляя): Здравствуйте, месье Верн. Простите, что принимаю вас в таком виде. Но проклятая простуда всё-таки доконала меня. Однако моя болезнь – это не предмет нашего разговора. Я хотел бы взглянуть на рукопись.
Жюль Верн (подаёт рукопись): Конечно, месье.
Этцель (открывая папку с рукописью недолго читает): (с удивлением и интересом) Аэростат с температурным управлением?! Откуда вы знаете всё это ? Вы физик? Химик?
Жюль Верн(смущённо): Нет…
Этцель: Образование?
Жюль Верн: Юрист.
Этцель: Правильно. Хватить сюсюкать перед детьми. Давно пора заменить чудеса фей чудесами науки! Сколько вам лет?
Жюль Верн (смущённо молчит)
Этцель: Впрочем, это никому не интересно, даже вам самому.(Закрывая папку) Так что большой беды не будет, если вы ещё поработаете над рукописями.
(Этцель молча откладывает папку в сторону и с ожидающим взглядом смотрит на Верна, тот молча встаёт и протягивает ему руку для прощения)
Этцель (придерживая папку на столе): Тем не менее я издам вашу книгу.(Жюль Верн выжидающе смотрит на редактора) Более того, я готов заключить договор на все последующие ваши книги. Но рукопись надо переработать. Пока это лекция.И даже, скучная лекция.(Верн садится обратно в кресло). Просто непонятно, как вы умудрились пройти мимо удивительных возможностей, которые открывает выбранная вами форма.
(фоном звучит музыка №3, Этцель встаёт и подходит к писателю, общаясь с ним уже более неформально)
Не история воздухоплавания, а история с воздухоплавателем! Превратите это в роман. Публика хочет, чтобы её занимали, а не учили. Желаю успеха, месье Верн!
Голос за кадром: В 1863 году роман Жюля Верна «Пять недель на воздушном шаре», изданный Этцелем, буквально сметают с прилавков.
( музыка №3 прекращается, начинается инсценировка отрывка из романа «Пять недель на воздушном шаре»)
Автор:
У доктора Фергюссона был друг. Он не был его alterego – вторым я. Дружбы не бывает между двумя во всем похожими друг на друга существами. В данном случае несходство характеров, склонностей, темпераментов нисколько не мешало Фергюссону и Кеннеди жить душа в душу, а, наоборот, делало их дружбу еще крепче.
.Дик горячо уговаривал Самуэля бросить путешествия, уверяя его, что он уже достаточно много сделал для науки, а для того чтобы заслужить благодарность человечества, – и того больше, На все эти уговоры Фергюссон не отвечал ни слова. Он был задумчив, занимался какими-то таинственными вычислениями, проводил целые ночи над опытами с необыкновенными приборами, никому до сих пор не известными. Чувствовалось, что в голове его созревает какой-то великий план.
(за столом в своей квартире сидит, задумавшись ДикКенеди)
Кенеди:
Что он замышляет?
(И вот однажды утром он это, наконец, узнал из заметки «Дейли телеграф»)
Кенеди:
Боже мой! Сумасшедший! Безумец! Лететь через Африку на воздушном шаре! Этого еще не хватало! Так вот, оказывается, что он обдумывал в течение двух лет!
(экономка Дика, старушка Эльспет, решилась было заикнуться, что это сообщение ложное)
Экономка (нерешительно): Возможно, месье Дик, это сообщение ложное!
Кенеди:
Ну, что вы! Точно я не узнаю в этом своего друга. Да разве это на него не похоже? Путешествовать по воздуху! Он, изволите ли видеть, теперь вздумал соперничать с орлами! Ну, нет! Такому не бывать! Уж я сумею его образумить! Дай ему только волю, – он в один прекрасный день и на луну, пожалуй, отправится.
( в это время звенит дверной звонок и входит Фергюссон)
Фергюссон (воскликнул):
Дик! 
Кенеди:
 Он самый.
Фергюссон:
 Как это ты, дорогой Дик, в Лондоне в разгар зимней охоты?
Кенеди:
Да! Я в Лондоне. Я решил помешать твоему неслыханному безрассудству!
Фергюссон :
Безрассудству?
Кенеди:
Скажи, ты в самом деле затеял это путешествие?
Фергюссон :
В самом деле. У меня многое уже готово; и я… – И где же оно? Я разнесу, разобью все вдребезги!!
(Милый шотландец не на шутку вышел из себя)
Кенеди:
 Послушай, Самуэль, не хочешь ли ты, чтобы нас обоих заперли в Бедлам?
Фергюссон( иронией) :
Именно на тебя я рассчитывал, дорогой мой Дик, и остановился на тебе, отказав очень многим.
(Кеннеди совершенно остолбенел)
Автор:
Друзья уселись один против другого за столиком, на котором возвышались гора бутербродов и огромный чайник.
Кенеди:
Дорогой мойСамуэль, твой проект безумен. Он невозможен. В нем нет ничего серьезного и осуществимого.
Фергюссон :
Ну, это мы увидим. Сначала испробуем.
Кенеди (настаивая):
Но пробовать-то именно и не надо. 
Фергюссон :
А почему, скажи на милость?
Кенеди:
А всевозможные опасности и препятствия? Ты о них забываешь?
Фергюссон( с серьёзным видом):
 Препятствия на то и существуют, чтобы их преодолевать. Что же касается опасностей, то кто вообще гарантирован от них? В жизни опасности на каждом шагу. Может быть, опасно сесть за стол, надеть на голову шляпу… Чему быть, того не миновать; в будущем надо видеть настоящее, ведь будущее и есть более отдаленное настоящее.
Кенеди:
Ну вот.  Ты всегда был фаталистом.
(фоном звучит музыка №4)
Фергюссон :
Да, всегда, но в хорошем смысле этого слова. Так не будем же гадать, что готовит нам судьба. Вспомним-ка добрую английскую пословицу: «Кому суждено быть повешенным, тот не рискует утонуть».
(Кенеди, обречённо разводя руками)
Кенеди (решительно):
Ну, хорошо, если ты уж во что бы то ни стало хочешь пересечь всю Африку, если это совершенно необходимо для твоего счастья, то почему не воспользоваться для этого обычными путями?
Фергюссон :.
Нет, дорогой Дик. Я намерен расстаться со своим воздушным шаром не раньше, чем доберусь до западного побережья Африки. Пока я на нем, на этом шаре, все становится возможным! Без него же я подвергаюсь опасностям и случайностям прежних экспедиций. С шаром мне не страшны ни зной, ни потоки, ни бури, ни вредный климат. Мне слишком жарко – я поднимаюсь выше; мне холодно – я спускаюсь; гора на моем пути – я ее перелетаю; пропасть, река – переношусь через них! Я парю над неведомыми странами… Я мчусь с быстротой урагана то в поднебесье, то над самой землей, и карта Африки развертывается перед моими глазами, будто страница гигантского атласа…
Автор:
Слова Фергюссона тронули доброго Кеннеди, но вместе с тем у него закружилась голова от картины, нарисованной его другом. Он смотрел на Самуэля с восхищением и со страхом, и ему казалось, что он уже раскачивается в воздухе…
Голос за кадром: В мае 1865 года Жюль Верн – автор уже четырёх популярных книг – приступил к обдумыванию нового романа. Он назовёт его «Дети капитана Гранта».
(заканчивается музыка №4, начинается инсценировка отрывка из романа «Дети капитана Гранта»)
«Дети капитана Гранта»
Глава III
МАЛЬКОЛЬМ-КАСЛ
Автор:
Лорд Гленарван был женат всего три месяца. Его жена, Элен, была дочерью известного путешественника Уильяма Таффнела, принесшего свою жизнь в жертву географической науке и страсти к открытиям.
Мисс Элен не принадлежала к дворянскому роду, но она была шотландкой, что в глазах лорда Гленарвана было выше всякого дворянства, и он избрал подругой жизни эту прелестную, мужественную, самоотверженную девушку. В этот день леди Элен начала уже беспокоиться. Вечером, когда она сидела одна в своей комнате, появился управляющий замком, Халберт.
Управляющий Халберт (спросил): Будет ли угодно миледи принять молодую девушку и мальчика, желающих поговорить с лордом Гленарваном.
Элен: Они местные жители?
Управляющий Халберт: Нет, миледи, я их не знаю.
Они приехали по железной дороге в Баллох, а оттуда пришли в Люсс пешком.
Элен: Попросите их сюда, Халберт.
(Управляющий вышел. Через несколько минут в комнату леди Элен вошли молоденькая девушка и мальчик. Это были брат и сестра. Сходство между ними было так велико, что в этом невозможно было усомниться. Сестре было лет шестнадцать. Ее хорошенькое, немного утомленное личико, глаза, уже, видимо, пролившие немало слез, скромное и в то же время мужественное выражение лица, бедная, но опрятная одежда — все это располагало в ее пользу. Она держала за руку мальчика лет двенадцати. У него был очень решительный вид. Казалось, он считает себя покровителем сестры)
Автор:
Да! Несомненно, каждому, кто осмелился бы отнестись без должного уважения к девушке, пришлось бы иметь дело с этим мальчуганом.
Элен: Вы желали поговорить со мной?
Мальчик (решительно): Нет, не с вами, а с самим лордом Гленарваном.
Девушка:Извините его, сударыня.
Элен: Лорда Гленарвана нет в замке, но я его жена, и если я могу заменить…
Девушка: Вы леди Гленарван?
Элен:Да, мисс.
Девушка: Жена того самого лорда Гленарвана из Малькольм-Касла, который поместил в газете «Таймс» объявление, касающееся крушения «Британии»?
Элен (в спешке):Да, да! А вы?..
Девушка: Я дочь капитана Грант а, а это мой брат.
Элен: Мисс Грант! Мисс Грант!
(воскликнула леди Элен и тут же порывисто обняла девушку и расцеловала мальчугана)
Девушка (взволнованно): Сударыня, что вам известно о кораблекрушении, которое потерпел мой отец? Жив ли он? Увидим ли мы его когда-нибудь? Говорите, умоляю вас!
Элен: Милая девочка! Я не хочу легкомысленно внушать вам призрачные надежды…
Девушка: Говорите, сударыня, говорите! Я умею переносить горе и в силах все выслушать.
Элен: Милое дитя, хотя надежда на это очень слаба, но все же возможно, что настанет день, когда вы снова увидите вашего отца.
Девушка: Боже мой, боже мой!..
(воскликнула мисс Грант и, не в силах больше сдерживаться, разрыдалась.А ее брат, Роберт, горячо целовал в это время руки леди Гленарван)
Мальчик: О, папа, мой бедный папа!
(он еще крепче прижимался к сестре)
Элен: Ну что ж, быть может, завтра лорд Гленарван возвратится домой. Имея в руках неоспоримый документ, он решил представить его в адмиралтейство и добиться немедленной от правки судна на поиски капитана Гранта.
Девушка (воскликнула): Возможно ли это! Неужели вы это сделали для нас?
Элен: Да, мисс, и я с минуты на минуту жду лорда Гленарвана.
Девушка (с признательностью): Сударыня, да благословит бог вас и лорда Гленарвана!
(фоном звучит музыка №5, на сцену выходят ведущие)
Ведущий 2: В марте 1868 года судно Жюля Верна снимается с якоря и покидает французский порт.
Ведущий1:Ранним утром Жюль выходит на палубу: писатель вглядывается в спокойное мореи вдруг отчётливо видит, как под кораблём проплывает огромное веретенообразное судно.
Ведущий 2:Его двигатель работает почти бесшумно. Вскоре от корабля отделяется прозрачная капсула с людьми на борту. Это учёные. Они отправляются на морское дно.
Ведущий 1:Жюль Верн хватает дневник. С этого дня он не появится на капитанском мостике. Писатель сутками не покидает каюту: он работает над новым романом о герое-одиночке капитане Немо, живущим под водой.
Ведущий 2:И вскоре писатель-фантаст возвращается в Париж с готовой книгой.
(заканчивается музыка №5, начинается инсценировка отрывка из романа «Двадцать тысяч лье под водой»)
Отрывок из романа Жюля Верна
«Двадцать тысяч лье под водой»
8. MOBILIS IN MOBILE
Автор:
Столь бесцеремонное похищение свершилось с быстротой молнии. М
буквально не успели опомниться. Не знаю, что чувствовали мои спутники,
очутившись в плавучей тюрьме, но у меня мороз пробежал по коже. С кем мыимели дело? Несомненно, с пиратами новой формации, которые разбойничали наморях по вновь изобретенному ими способу.
Едва крышка узкого люка захлопнулась, я оказался в полной темноте.
Глаза, привыкшие к дневному свету, отказывалась служить в этом мраке. Я
ощупью шел, ступая босыми ногами по ступенькам железной лестницы. Вслед замной вели НедаЛенда и Конселя.
(Внизу лестницы находилась дверь, котораяраспахнулась и, пропустив нас, со звоном захлопнулась)
(НедЛенд, взбешенный грубостью обращения, дал волю своему негодованию)
НедЛенд:
Тысяча чертей! Эти люди превзошли в гостеприимстве
каледонских дикарей! Недостает только, чтобы они оказались людоедами. Меняэто нисколько не удивит, но я заранее заявляю, что добровольно на съедениене отдамся!
Консель:
Полноте, друг Нед, полноте! (говорил невозмутимый Консель)
Некипятитесь раньше времени. Мы еще не на сковороде!
НедЛенд:
Не на сковороде, но в печке-то уж наверно! Итьма кромешная. К счастью, мойнож при мне, и не требуется много света, чтобы его пустить в ход!Пусть только хоть один бандит тронет меня...
Профессор:
Не волнуйтесь, Нед, и не ставьте нас внеприятное положение своей напрасной горячностью. Кто знает, неподслушивают ли нас? Попытаемся лучше выяснить, где мы находимся!
(Я пошел ощупью. Пройдя шагов пять, я уперся в стену, обитую листовым
железом. Двинувшись вдоль стены, я наткнулся на деревянный стол, возле
которого стояло несколько скамеек. Пол нашей тюрьмы покрыт был толстойциновкой из формиума, заглушавшей шаги. На голых стенах не было и признакадвери или окна. Консель, пустившийся в обход в другую сторону, столкнулсясо мной, и мы оба вышли на середину камеры, имевшей в длину примерно футовдвадцать, а в ширину футов десять.И вдруг наши глаза,привыкшие к полной темноте, ослепил яркий свет. Наша тюрьма внезапноосветилась. Свет был настолько ярок, что в первый момент я невольнозажмурил глаза)
НедЛенд:
Наконец-то стало светло!
(вскричал НедЛенд, стоявший в
оборонительной позе, с ножом в руке)
Профессор:
Да, но положение наше не прояснилось!
Консель:
Пусть господин профессор запасется терпением.
. Автор:
Обстановка комнаты состояла из стола и пяти скамеек. Потайная дверь,
видимо, закрывалась герметически. Ни единого звука извне не доносилось донаших ушей. Казалось, все умерло на этом судне.
. Послышался лязг затворов, дверь открылась,
вошли два человека.
(Высокий, - по-видимому, командир судна, - оглядел нас с величайшимвниманием, не произнося ни слова.Затем, оборотясь к своему спутнику, онзаговорил на языке, о существовании которого я совершенно не подозревал)
Консель:
А все же пусть господин профессор расскажет им нашу историю.Авось эти господа поймут хоть кое-что!
(Я стал рассказывать о наших приключениях, отчетливо, по слогам,
выговаривая каждое слово, не упуская ни единой подробности. Я назвал нашиимена, указал звание и, с соблюдением всех правил этикета, представилсялично, в качестве профессора Аронакса. Затем представил своего слугуКонселя и гарпунера, мистера НедаЛенда.
Я окончил повествование. Он непроизнес ни слова)
Профессор:
Ну-с, теперь ваш черед. Извольте-ка, мистерЛенд, тряхнуть стариной и вступить в переговоры, как подобает англосаксу,на чистейшем английском языке! Как знать, не повезет ли вам больше, чеммне.
(Нед не заставил себя просить и повторил по-английски мой рассказ,
грозил судебным преследованием тех, кто лишил нас свободы,
бесновался, размахивал руками, кричал и в конце концов выразительнымжестом дал понять, что мы умираем с голоду).
Консель:
Если господин профессор позволит, я поговорю с ним по-немецки.
Профессор:
Как, ты говоришь по-немецки?
Консель:
Как всякий фламандец, с позволения господина профессора.
НедЛенд:
Вот это мне нравится! Продолжай, дружище!
Автор:
И Консель степенно рассказал в третий раз все перипетии нашей истории.
(Последняя попытка тоже не имела успеха. Незнакомцы обменялись
несколькими словами на каком-то непостижимом языке и ушли, не подав намнадежды каким-либо ободряющим знаком, понятным во всех странах мира! Дверьза ними затворилась)
НедЛенд:
Какая низость!
Как! С ними говорят и по-французски, и по-английски, ипо-немецки, а канальи хоть бы из вежливости словомобмолвились!
Профессор:
Успокойтесь, Нед. Криком делуне поможешь.
НедЛенд:
Но вы сами посудите, господин профессор,не околевать же нам с голоду в этой железнойклетке!
Консель:
Ба! (заметил философски Консель) Мы еще в силах продержаться
порядочное время!
Профессор:
Друзья мои, не надо отчаиваться. Мы были еще в худшем
положении. Не спешите, пожалуйста, составлять мнение насчет командира иэкипажа этого судна.
НедЛенд:
Мое мнение уже сложилось. Отъявленныенегодяи...
Профессор:
Так-с! А из какой страны?
НедЛенд:
Из страны негодяев!
Профессор:
Любезный Нед, страна сия еще недостаточно яснообозначена на географической карте, и, признаюсь, трудно определить, какойнациональности наши незнакомцы. Что они не англичане, не французы, не
немцы - можно сказать с уверенностью. А все же мне кажется, что командир иего помощник родились под низкими широтами. У них внешность южан. Но ктоони? Испанцы, турки, арабы или индусы? Наружность их не настолько типична,чтобы судить о их национальной принадлежности. Что касается языка,происхождение его совершенно необъяснимо.
Консель:
Большое упущение не знать всех языков! А ещепроще было бы ввести один общий язык!
НедЛенд:
И это бы не помогло! Неужто не видите, что уэтих людей язык собственного изобретения, выдуманный, чтобы приводить в
бешенство порядочного человека, который хочет есть! Во всех странах мира
поймут, что надо человеку, когда он открывает рот, щелкает зубами,
чавкает! На этот счет язык один как в Квебеке, так и в Паумоту, как в
Париже, так и у антиподов: "Я голоден! Дайте мне поесть!"
Консель:
Э-э! Бывают такие непонятливые натуры...
(Не успел он сказать последнее слово, как дверь oтворилась. Вошел стюард. Он принес нам одежду, куртки и
морские штаны, сшитые из какой-то диковинной ткани. Я проворно оделся. Моиспутники последовали моему примеру)
Консель:
Дело принимает серьезный оборот. Началообнадеживающее!
НедЛенд:
Ба! На кой черт вам ихние кушанья!Черепашья печенка, филе акулы, бифштекс из морской собаки!
Консель:
А вот увидим!
(после того, как все поели, участники сценки начинают сонно потягиваться и зевать)
Консель:
Ей-ей, я охотно заснул бы.
НедЛенд:
А я уже сплю.
(фоном звучит музыка №6)
Профессор:
И оба мои спутника растянулись на циновках, разостланных на полу
кабины, и мгновенно заснули.
Но для меня не так просто было отдаться властной потребности сна.
Я чувствовал, - вернее, мне казалось, чточувствую, - как судно погружается в самые глубинные слои моря. Меня мучиликошмары. Понемногу мозговоевозбуждение улеглось, видения растаяли в дымке дремоты, и я забылся вскоретяжелым сном.
(продолжает звучать музыка №6, на сцену выходят ведущие )
Ведущий 1: 60-70-е годы XIXвека – самое плодотворное время в жизни писателя, когда были написаны лучшие его произведения: «Путешествие к центру Земли», «С Земли на Луну», «Таинственный остров» и, конечно же, «Вокруг света за 80 дней».
Ведущий 1:Роман выходил по мере его написания, и интерес к нему был так велик, что одна американская компания обещала Жюлю Верну огромную сумму денег, чтобы герой романа ФилеасФогг пересёк Атлантику на принадлежавшем ей пароходе.
Ведущий 2:Но для Верна искусство дороже, и деньги так и остались невыплаченными.
(заканчивается музыка №6, начинается инсценировка отрывка из романа «Вокруг света за 80 дней»)
«Восемьдесят дней вокруг света»
ГЛАВА ВОСЬМАЯ,
в которой Паспарту говорит, пожалуй, несколько больше того, чем следовало
Автор: В скором времени Фикс нашёл Паспарту, который прохаживался по набережной, глазея в своё удовольствие по сторонам и удивляясь всему виденному.
Инспектор Фикс: Ну как, дружище, ваше дело с паспортом улажено?
Паспарту: Ах, это вы, сударь! Очень благодарен, у нас всё в порядке.
Инспектор Фикс: И теперь вы осматриваете местность?
Паспарту: Да, но мы едем так быстро, что кажется, будто путешествуешь во сне.
Инспектор Фикс: Значит, мы сейчас в Суэце?
Паспарту: В Суэце.
Инспектор Фикс: В Египте?
Паспарту: В Египте, разумеется.
Инспектор Фикс: То есть в Африке?
Паспарту: В Африке.
Паспарту: В Африке! (задумавшись). Вот ни за что бы не поверил. Вы только подумайте, я и не помышлял ехать дальше Парижа, этой знаменитой столицы, которую мне удалось на сей раз повидать по пути с Северного вокзала на Лионский, – да и то сквозь мокрые от дождя стёкла кареты! А жаль! Мне так бы хотелось ещё раз побывать на кладбище Пер-Лашез и в цирке на Елисейских полях.
Инспектор Фикс: Так, значит, вы сильно спешили?
Паспарту: Я-то нет. Это всё мой господин. Кстати, мне нужно ещё купить сорочки и носки! Ведь мы выехали без вещей, с одним лишь ручным саквояжем.
Инспектор Фикс: Я могу вас проводить на базар, где вы найдёте всё, что нужно.
Паспарту: Право, вы очень любезны, сударь.
Автор: Оба отправились в путь. Паспарту продолжал болтать.
Паспарту: Только бы мне не опоздать на пароход! (беспокоился он)
Инспектор Фикс: У вас ещё много времени, сейчас только полдень.
(Паспарту извлёк свои громадные часы)
Паспарту (воскликнул):Как полдень! Сейчас только девять часов пятьдесят две минуты!
Инспектор Фикс: Ваши часы отстают.
Паспарту: Мои часы! Наши фамильные часы, которые мне достались от прадедушки! Да они не ошибаются и на пять минут в год! Это настоящий хронометр!
Инспектор Фикс: Я понимаю, в чём дело.У вас всё ещё лондонское время, а оно отстаёт от здешнего приблизительно на два часа. Вам следует в каждой стране переводить часы на местное время.
Паспарту (воскликнул): Мне! Переводить часы! Никогда!
Инспектор Фикс: Но тогда они не будут соответствовать солнцу.
Паспарту: Тем хуже для солнца! Значит, оно ошибается!
Автор: И честный малый с гордым видом опустил часы в карман.
Помолчав немного, Фикс снова спросил:
Инспектор Фикс: Значит, вы покинули Лондон весьма поспешно?
Паспарту: Ещё бы! В прошлую среду мистер Фоггвернулся из клуба раньше времени. И мы сразу двинулись в путь.
Инспектор Фикс: Куда же направляется ваш господин?
Паспарту: Всё вперёд и вперёд! Он едет вокруг света!
Инспектор Фикс (вскричал): Вокруг света?
Паспарту:Да, в восемьдесят дней! Он говорит, что это – пари, но, между нами говоря, я не верю. Ведь это сущая бессмыслица! Здесь кроется что-то другое.
Инспектор Фикс: Он, верно, оригинал, ваш мистер Фогг?
Паспарту: Я тоже так думаю.
Инспектор Фикс: И, вероятно, богат?
Паспарту: Очевидно. Ведь мы везём с собой кругленькую сумму новёхонькими банковыми билетами! В расходах не стесняемся. Судите сами! Он обещал славную премию механику «Монголии», если мы придём в Бомбей раньше срока.
Инспектор Фикс: А вы давно знаете своего господина?
Паспарту (переспросил): Я-то? Да я поступил к нему в самый день отъезда.
Автор: Легко понять, какое впечатление произвели эти ответы на и без того уже возбуждённое воображение инспектора полиции.
Этот поспешный отъезд из Лондона вскоре после кражи, крупная сумма, которую человек везёт с собою, стремление достичь отдалённых стран под предлогом необыкновенного пари – всё это должно было утвердить и утверждало Фикса в его предположениях. Из дальнейшего разговора с французом он убедился, что слуга совершенно не знает своего господина, что тот жил в Лондоне уединённо и, как говорят, был богат, хотя источник его богатства никому не известен, что это человек непроницаемый. С другой стороны, Фикс убедился, что ФилеасФогг не высадился в Суэце и действительно направляется в Бомбей.
(звучит музыка №7на, на сцену выходит Жюль Верн, слышится шум прибоя и крики чаек)
Наконец-то я увидел море, окотором столько писал. Как же оно прекрасно! Так хочется полной грудью вдыхать этот терпкий солёный воздух и, вглядываясь в неизведанную голубую даль, мечтать о захватывающих приключениях, загадочных аппаратах и… новых героях.
Куда они меня позовут? (задумавшись)… Не знаю…Но в одном я уверен точно - это будет невероятное путешествие. Путешествие длиною в жизнь…

Приложенные файлы


Добавить комментарий