Царское Село в русской поэзии XVII-XX в.в.


«Отечество нам Царское Село»
Царское Село в русской поэзии XVII-XX в.в.
(Урок внеклассного чтения в 9 классе)

Цель урока:
проследить восприятие и изображение Царского Села в русской поэзии XVII-XX веков,
пробудить интерес к творчеству поэтов XVII-XX в.,
воспитывать умение видеть красоту родной природы.
Оборудование к уроку:
слайды с портретами поэтов и видами Царского Села,
сборники стихотворений,
музыкальное сопровождение – песня «Царское Село» автор-исполнитель
Грицан А.М.

Работа на уроке ведется по группам. Каждая группа готовила сообщение о том, как изображено Царское Село в определенную эпоху, иллюстрируя свои доклады чтением стихотворений.

Эпиграф к уроку:
Как если зданием прекрасным
Умножить должно звёзд число,
Созвездием являться ясным
Достойно Царское Село.
Ломоносов М.В. Ода, в которой благодарение
от сочинителя приносится за милость,
оказанную в Сарском Селе, 1750 года
Ход урока
Учитель. В 2010 году отмечалось 300-летие со дня основания Царского Села, загородной царской резиденции. На протяжении 18 и 19 и начала 20 веков Царское Село считалось летней Парадной императорской резиденцией. С 1811 по 1843 годы здесь находился Царскосельский императорский лицей, в котором воспитывался А.С. Пушкин. Сегодня на уроке мы поведем разговор о том, как менялось отображение восприятия и изображения Царского Села в русской поэзии 17-20 в.

Группа 1. Царское Село в литературе XVII-XVIII в.

В первые годы своего существования Царское Село воспевалось в официальной поэзии как доказательство величия царственного замысла.
Воспевая Царскосельскую резиденцию времен Елизаветы Петровны, М.В. Ломоносов первым сравнил ее с райским садом, пленяющим вечным цветением и божественной красотой:
Не токмо нежная весна,
Но осень тамо юность года;
Всегда роскошствует природа,
Искусством рук побуждена.
Ломоносов М.В. Ода за милость 1750 года


Эту же традицию продолжил поэт екатерининской эпохи Г.Р. Державин. Парки Царского Села с их монументами и храмами должны были остаться в веках как воплощение «золотого века» царствования Екатерины.
Стая ручных лебедей, которых императрица любила собственноручно кормить, станет «персонажем» не только стихотворных описаний Царского Села времен Екатерины II, но и его графических и живописных изображений.
Позднее в русской поэзии IX-XX веков эта прекрасная птица будет символизировать собой также и екатерининскую эпоху.
Вот здесь, на острове Киприды, Великолепный храм стоял: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] И купол золотом сиял. Вот здесь, дубами осененна, Резная дверь в него была, Зеленым свесом покровенна, Вовнутрь святилища вела. Вот здесь хранилися кумиры, Дымились жертвой алтари, Сбирались на молитву миры И били ей челом цари. Вот тут была уединенной Поутру каждый день с зарей, Писала, как владеть вселенной И как сердца пленить людей.
Державин Г.Р. Развалины. 1797


Г.Р. Державин воспел Царское Село времен расцвета екатерининского правления, он же нарисовал и упадок, воцарившийся здесь со смертью императрицы. С восшествием на престол Павла I, не принимавшего все замыслы и дела своей матери, Царское Село – любимая резиденция покойной императрицы – приходит в запустение.
Так образ Царского Села конца XVIII – начала XIX веков наполнится мотивами смерти, упадка, разрушения, ранее ему не свойственными.
Но здесь ее уж ныне нет, Померк красот волшебных свет, Всё тьмой покрылось, запустело; Всё в прах упало, помертвело; От ужаса вся стынет кровь, Лишь плачет сирая любовь
Державин Г.Р. Развалины. 1797

Царское Село в литературе XIX в.
Группа 2. Лицей

«Воскрешение» Царского Села и создание его нового литературного образа связано с открытием в 1811 г. Лицея и целой плеядой молодых поэтов, составивших первый, пушкинский, выпуск.
Царское Село для Пушкина и его товарищей – это прежде всего Лицей. Не величественные дворцы и прекрасные парки вспоминаются им в первую очередь при звуках этого словосочетания, а счастливое братство юных сердец.
Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен
Неколебим, свободен и беспечен,
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина
И счастие куда б ни повело,
Всё те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.
Из края в край преследуем грозой,
Запутанный в сетях судьбы суровой,
Я с трепетом на лоно дружбы новой,
Устав, приник ласкающей главой...
Пушкин А.С. 19 октября. 1825

В пушкинскую эпоху царскосельские парки вновь становятся предметом восторженного описания.
Там воздух чище был и чище свод небес,
Там негою дышал благоуханный лес,
Гуляло счастие среди лугов священных,
И радость на полях, обильем озлащенных,
И мир под ветвями задумчивых берез!
Над царственным дворцом, над темною дорогой
Кюхельбекер В.К. Отрывок. 1818

Но теперь это не только земной Эдем, но и сады вдохновенья, где сама природа дышит поэзией.
Я редко пел, но весело, друзья! Моя душа свободно разливалась. О, Царский сад, тебя ль забуду я? Твоей красой волшебной оживлялась Проказница фантазия моя, И со струной струна перекликалась, В согласный звон сливаясь под рукой,- И вы, друзья, любили голос мой.
Дельвиг А.А. К друзьям. 1817
Рисуя рождающие поэтическое вдохновение виды царскосельских парков, А.С. Пушкин включает в их число и традиционное изображение лебедей, тем самым совмещая образы своей лицейской юности и «золотого века» Екатерины.
Хранитель милых чувств и прошлых наслаждений, О ты, певцу дубрав давно знакомый гений, Воспоминание, рисуй передо мной Волшебные места, где я живу душой, Леса, где я любил, где чувство развивалось, Где с первой юностью младенчество сливалось И где, взлелеянный природой и мечтой, Я знал поэзию, веселость и покой...
Пушкин А.С. Царское Село. 1823
Традиция подобного восприятия и изображения царскосельских садов утвердится в стихотворных опытах лицеистов последующих выпусков.
Будущий великий русский сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин был лицеистом XIII курса, выпускником 1844 года.
Заря вечерняя на небе догорает;
 Прохладой дышит все; день знойный убегает;
  Бессонный соловей один вдали поет.
   Весенний вечер тих; клубится и встает
   Над озером туман, меж листьями играя,
   Чуть дышит майский ветр, ряд белых волн качая;
   Спит тихо озеро. К крутым его брегам
   Безмолвно прихожу и там, склонясь к водам,
   Сажуся в тишине, от всех уединенный.
   Наяды резвые играют предо мной --
   И любо мне смотреть на круг их оживленный,
   Как, на поверхности лобзаемы луной,
   Наяды резвые нагие выплывают,
   И долго хохот их утесы повторяют.
Салтыков-Щедрин М.Е. Вечер. 1842

Образ царскосельских парков как «говорящей стихами» природы, не только вдохновляющей, но и рождающей поэтов, останется неизменным и в поэзии XX века.
В стихотворениях А.С. Пушкина, посвященных Царскому Селу, нашел отражение традиционный мотив русской поэзии XVIII века: преклонение перед исторической славой России. Царское Село было для поэта не только воплощением былой воинской славы России, его образ в пушкинской лирике наполняется современным военным, гусарским звучанием. И это не случайно. Пушкин был вхож в круг гусаров Царскосельского полка, а один из них – Петр Чаадаев – станет вскоре адресатом одного из знаменитых пушкинских посланий.
Меж тем как в келье молчаливой Во плен отдался я мечтам, Рукой беспечной и ленивой Разбросив рифмы здесь и там, Я слышу топот, слышу ржанье. Блеснув узорным чепраком, В блестящем ментии сиянье Гусар промчался под окном... И где вы, мирные картины Прелестной сельской простоты? Среди воинственной долины Ношусь на крыльях я мечты, Огни во стане догорают; Меж них, окутанный плащом, С седым, усатым казаком Лежу вдали штыки сверкают, Лихие ржут, бразды кусают, Да изредка грохочет гром, Летя с высокого раската... Трепещет бранью грудь моя При блеске бранного булата, Огнем пылает взор, и я Лечу на гибель супостата. Мой конь в ряды врагов орлом Несется с грозным седоком С размаха сыплются удары. О вы, отеческие лары, Спасите юношу в боях!..
Пушкин А.С. Послание к Юдину. 1815


Пушкин «открыл» в своей поэзии и еще одну грань образа Царского Села. Он первый назвал его городком, привнеся тем самым оттенок некоторого простодушия, домашней уютности в тему, звучание которой прежде тяготело скорее к торжественности.
И в тишине святой Философом ленивым, От шума вдалеке, Живу я в городке, Безвестностью счастливом.
С толпой бесстыдных слуг Навеки распростился; Укрывшись в кабинет, Один я не скучаю И часто целый свет С восторгом забываю
Пушкин А.С. Городок. 1815
Этот пушкинский мотив найдет свое развитие в творчестве царскосельских поэтов ХХ века. Какое-то особое очарование, хрупкую, немножко игрушечную прелесть будут стремиться передать они, рисуя непритязательные городские виды.

Группа 3. Царское Село II половины XIX в.

Пора расцвета Царского Села в пушкинскую эпоху сменяется затем очередным «угасанием». Начиная с конца 1830-х годов, Николай I официально переводит свою летнюю резиденцию в Петергоф. А на Царское Село вновь, как в конце XVIII века, надвигается забвение, величественная и грустная старость.
Одним из первых тему Царского Села и тему старости соединит В.А. Жуковский.
Дни текли за днями. Лебедь позабытый Таял одиноко; а младое племя В шуме резвой жизни забывало время Раз среди их шума раздался чудесно Голос, всю пронзивший бездну поднебесной; Лебеди, услышав голос, присмирели И, стремимы тайной силой, полетели На
· голос: пред ними, вновь помолоделый, Радостно вздымая перья груди белой, Голову на шее гордо распрямленной К небесам подъемля,  весь воспламененный, Лебедь благородный дней Екатерины Пел, прощаясь с жизнью, гимн свой лебединый!..
Жуковский В.А. Царскосельский лебедь. 1851

Мотивы увядания и одиночества, старости и холода будут ведущими в стихотворениях русских поэтов, описывающих Царское Село второй половины XIX столетия.
Осенней позднею порою Люблю я царскосельский сад, Когда он тихой полумглою, Как бы дремотою, объят И белокрылые виденья На тусклом озера стекле В какой-то неге онеменья Коснеют в этой полумгле...
И на порфирные ступени Екатерининских дворцов Ложатся сумрачные тени Октябрьских ранних вечеров – И сад темнеет, как дуброва, И при звезда
·х из тьмы ночной, Как отблеск славного былого, Выходит купол золотой...
Тютчев Ф.И. «Осенней позднею порою». 1858

А между тем во тьме безбрежной Оцепенело всё кругом, В волшебном царстве ночи снежной, В саду, обросшем серебром. Но в этой тишине глубокой, Питающей дремоту дум, Местами слышен одинокой Переливающийся шум. Под хладной снежной пеленою Тень жизни внутренней слышна, И, с камней падая, с волною Перекликается волна.
Вяземский П.А. Царскосельский сад зимою. 1861

Примечательна смена времени года в царскосельской лирике II половины XIX в. Если в пушкинском Царском Селе (как ранее у Ломоносова, Державина) царит вечное лето, заставляющее острее ощущать райскую прелесть этих мест, то теперь в екатерининских парках – поздняя осень и зима, порождающие холод души и горечь забвенья.

Группа 4. Царское Село в литературе XX в.

Очередное «возрождение» Царского Села в русской поэзии связано с эпохой «серебряного века». С открытием в 1900 г. в Лицейском саду бронзового памятника Пушкину-лицеисту в русскую поэзию ХХ века приходит и остается навсегда пушкинская тема. Царское Село теперь будет восприниматься как город Пушкина, что впоследствии закрепится официальным переименованием в 1937 году.
...А там мой мраморный двойник,
Поверженный под старым кленом,
Озерным водам отдал лик,
Внимает шорохам зеленым.
И моют светлые дожди
Его запекшуюся рану...
Холодный, белый, подожди,
Я тоже мраморною стану.
Ахматова А.А. В Царском Селе. 1911

Тихий и заснеженный городок, неторопливо доживающий свой старческий век, - таким предстанет Царское Село в русской поэзии начала ХХ века. Какое-то особое очарование, хрупкую, немножко игрушечную прелесть будут стремиться передать поэты, рисуя непритязательные городские виды, используя уменьшительные формы.
Сколько струн, незабвенных имен Слышно осенью в воздухе мглистом, Где склоняются липы сквозь сон Над бессмертным своим лицеистом!
К белым статуям, в сумрак аллей, Как в Элизиум древних видений, Вновь на берег эпохи своей Возвращаются легкие тени.
На любимой скамье у пруда Смотрит Анненский в сад опушенный, Где дрожит одиноко звезда Над дворцом и Кагульской колонной.
А старинных элегий печаль Лечит статуй осенние раны, И бросает Ахматова шаль На продрогшие плечи Дианы.
Юность Пушкина, юность твоя Повторяют свирели напевы, И кастальская льется струя Из кувшина у бронзовой девы.
Рождественский В.А. Город Пушкина.

В стихотворениях последующих десятилетий рядом с великими тенями Пушкина и Екатерины II проступают еще два лица, два поэта, воспевших и определивших собой атмосферу этого города в ХХ веке, - А. Ахматова и Н. Гумилёв.
Сама поэтесса будет до последних лет жизни ощущать свою неразрывную связь с царскосельскими садами, не подвластную ни превратностям жизни, ни бегу времени, ни самой смерти.
Этой ивы листы в девятнадцатом веке увяли,
Чтобы в строчке стиха серебриться свежее стократ.
Одичалые розы пурпурным шиповником стали,
А лицейские гимны все так же заздравно звучат.
Полстолетья прошло... Щедро взыскана дивной судьбою,
Я в беспамятстве дней забывала теченье годов.
И туда не вернусь! Но возьму и за Лету с собою
Очертанья живые моих царскосельских садов.
Ахматова А.А. Городу Пушкина. 1957

Поэтический гений Державина и Пушкина, Жуковского и Тютчева, Вяземского и Анненского, Гумилёва и Ахматовой навеки определили характер Царского Села, его литературный образ как города не царей, а поэтов. Таким предстаёт он в русской поэзии ХХ века.
Здесь Пушкина родилось вдохновенье И выросло в певучей тишине. Здесь Лермонтов на взмыленном коне Скакал на эскадронное ученье.
Здесь, сам себе мятежностью наскучив, Медлительно прогуливался Тютчев; Бродил, как тень, Владимир Соловьев, Шепча слова сентенций и стихов.
И в озера лазоревый овал Здесь Анненский созвучия бросал Вслед облакам и лебединым кликам.
Звенят, кружась, рои веселых пчел, И внемлет им чугунный дискобол, Клонясь к воде невозмутимым ликом.
Голлербах Э. Царскосельские стихи. 1922



Заключение

Учитель. На протяжении трёх столетий Царское Село «прожило» несколько жизней, то погружаясь в «смертный» сон, то вновь «возрождаясь». Оно знало и эпохи расцвета, и горькие годы старости и забвенья. Менялось с веками и восприятие и изображение Царского Села в русской поэзии. Но ведущими остаются следующие ипостаси Царского Села: земной Эдем, памятник Славе Российской и город муз.

Использованная литература

Ломоносов М.В. Стихотворения. Л., 1954
Державин Г.Р. Стихотворения. Л., 1957
Пушкин А.С. Стихотворения. М., 1983
Кюхельбекер В.К. Сочинения. Л., 1989
Тютчев Ф.И. Стихотворения. М., 1988
Анненский И.Ф. Стихотворения и трагедии. Л., 1990
Ахматова А.А. Сочинения. В 2 т. М., 1990
Голлербах Э. Город муз: Царское Село в поэзии. СПб, 1993


15

Приложенные файлы


Добавить комментарий