Выступление на педсовете: Психологический портрет подростка

Психологический портрет подростка
Исследования, в которых подростков просили описать себя, проводились не раз. Например, в одном из них ребятам надо было ответить на вопрос «Кто я?» в двадцати словах или предложениях. Оказалось, в разные годы отрочества эта задача решается совершенно по-разному. Вот типичные психологические автопортреты подростков. (Обратим внимание читателей на то, что речь идет о ребятах, которые шли в школу еще с семи лет и учились в начальной школе три года; если бы младших классов было четыре, то начинающие отроки оказались бы в пятом классе; сути дела это, понятно, не меняет).
Работа пятиклассника психологический портрет подростка имеет вид совершенно противоположный это небрежно выдранная страница, на которой без всяких номеров, иногда по диагонали фразы типа: «Я мужчина в самом расцвете сил» (влияние Карлсона!). Или: «Я капитан Немо, и на ваши вопросы я нема...»
И далее в этом же роде. Теперь все внимание на одном: какой я?
Согласитесь: задача создания психологического автопортрета лишь у самых младших не вызывает никаких затруднений. Для всех остальных она очень трудна. Трудность в том, что задача эта очень трудна эмоционально, она одновременно и притягивает, и отталкивает подростка. Показательно, что в одном возрасте ребята, как правило, подписывают свой автопортрет, а в другом же нет. (Подростков каждый раз предупреждали: пусть каждый поступает, как захочет, подписывает или не подписывает работу).
Впервые стремление к анонимности встречается у ребят 11 12 лет, причем оно сочетается либо с полным, часто агрессивным отказом раскрыть себя перед взрослым, либо с попыткой отделаться шуткой, цитатой. Тут налицо стремление оградить свой внутренний мир, защитить свое «я», не сложившееся еще, но уже остро и настойчиво заявляющее о себе.
Шестиклассник психологический портрет подростка уже может и хочет рассказать о себе. Главное в его рассказе ощущение собственного роста, развития, попытка уловить, понять для себя смысл происходящих перемен. На границе шестого и седьмого классов («кризиса 13 лет») наступает ярко выраженный перелом: из существа открытого, склонного к диалогу, подросток становится предельно закрытым.
Психологический портрет подростка семиклассника внешне похож на автопортрет четвероклассника: он практически полностью состоит из чисто внешних, формальных характеристик. Но если вступающий в отрочество действительно считает эти характеристики важными, то семиклассник намеренно их использует для защиты собственного внутреннего мира от посягательств извне.
Психологический портрет подростка восьмиклассника свидетельствует о потребности разобраться в своих переживаниях, поделиться ими. Это во многом связано с тем, что заканчивающий неполную среднюю школу должен решить очень непростые проблемы, связанные с выбором пути получения среднего образования, а то и с выбором профессии, которая определит его будущее.
Эти колебания отношения подростка к себе, когда периоды открытости, склонности к диалогу и даже потребности в нем сменяются стремлением закрыть свой внутренний мир, несомненно, должны осознаваться родителями, всеми взрослыми, окружающими подростка.
Конечно, время открытости и закрытости у каждого отдельного ребенка может и не совпадать с обозначенными выше характерными сроками. Подросток может оказаться максимально открытым, склонным к общению со взрослыми по поводу волнующих его проблем не в шестом классе, как большинство, а в пятом или в седьмом. Родительская интуиция, живое ощущение развития ребенка подскажут, когда именно надо быть предельно тактичным и не настаивать на обсуждении вопросов, как-либо связанных с его внутренним миром.
В периоды, которые можно условно назвать периодами закрытости, дети воспринимают как попытку грубого вторжения даже весьма нейтральные замечания, вопросы, высказывания взрослых. Для того, кто это осознает, уже не покажется необъяснимым, к примеру, случай, когда подросток на вопрос матери: «Ты обедал сегодня?» вдруг начинает возмущаться и кипятиться: «Вечно лезут ко мне в душу! Оставьте меня в покое!»
И напротив, в период открытости подросток нуждается в разговоре, в беседе о себе, о своих проблемах и переживаниях. Если у шестиклассника удовлетворить эту потребность наряду со взрослыми могут и сверстники, то восьмиклассник (вспомним о сложности его жизненных проблем) остро нуждается в общении именно со взрослым человеком. Но не со всяким, а лишь с тем, кому он доверяет, в ком чувствует заинтересованность, с кем ему хорошо. Стоит ли говорить, что такими взрослыми собеседниками надо бы в первую очередь стать его родителям?
Сравнивая себя с собой
Если внимательно приглядеться, по каким параметрам подростки оценивают себя, то (как ни удивительно ведь столько говорят: «Они такие разные!») мы столкнемся с заметным их однообразием у детей одного возраста.
Для четвероклассника в основном значимо то положение, которое он занимает в семье и школе, то, чем он владеет (игрушки, домашние животные, какие-то вещи).
У пятиклассника преобладает описание своих дружеских привязанностей. На вопрос: «Что я знаю о себе?» девочка отвечает: «У меня есть подружка».
Шестикласснику психологический портрет подростка наиболее важными кажутся особенности внешности и отношения со сверстниками противоположного пола.
У семиклассников преобладают характеристики жизненных планов и связанные с этим оценки своих способностей, умений, интеллекта.
И наконец, восьмиклассники отмечают прежде всего степень самостоятельности, взрослости, для них характерны сравнения со сверстниками по типу: «такой, как все»; «не такой, как все».
А если присмотреться еще внимательнее, можно увидеть: реальные варианты внутри этих общих возрастных стереотипов в огромной степени зависят от «общественного мнения», господствующего в той или иной группе подростков. Так, при общей важности для шестиклассников оценки своей внешности в VI А больше может цениться рост, а в VI Б длина волос. В одном седьмом классе чрезвычайно престижно намерение продолжить образование в средней школе с тем, чтобы поступить в вуз, а в другом пойти в такой же техникум или ПТУ, которые дадут возможность в ближайшее же время получить хорошо оплачиваемую работу.
Зависимость самооценки от стандартов, принятых в той или иной подростковой группе, далеко не всегда учитывают родители. Они предпочитают оценивать ребенка по своим жизненным меркам, сегодняшним или времен своей молодости, или сравнивая с детьми знакомых, сослуживцев. И в результате они не находят с собственными детьми взаимопонимания.
«Я такой, как все» или «я не такой, как все» многократно повторяющиеся сравнения такого рода дают подростку возможность выработать собственное отношение к себе, а затем подвергнуть его критической перепроверке. Если вы хотите помочь ребенку разобраться в себе, правильно оценить свои достоинства и недостатки, стоило бы узнать, что в наибольшей степени ценится его одноклассниками. Но это хоть и важное, но все-таки второе дело. Самое же главное научить видеть и оценивать, сравнивая не с другими, а с самим собой: я вчера... я сегодня... я завтра... Или: какой я сейчас... каким могу быть...
Уметь сравнивать себя с самим собой задача весьма нелегкая даже для нас взрослых, сформировавшихся людей. Она требует постоянных духовных усилий: способности освобождаться от понятной симпатии к «себе, любимому», мужества в признании собственных промахов и неудач, внимания к якобы незначительным событиям и поступкам. Но подросток, как это ни парадоксально, решает такую задачу практически ежедневно. Именно в отрочестве так остро, как никогда до или после, растущий человек ощущает перемены, с ним происходящие, пытается понять и осмыслить, «откуда и куда он идет».
Другое дело, что попытки эти порой напоминают бег на месте. Понять себя подростку трудно прежде всего потому, что он не умеет разобраться в причинах происходящего с ним. Он может часами вспоминать и вспоминать, как на него кто-то посмотрел, какие слова ему сказаны, воображать совершенно фантастические способы своего триумфа или отмщения обидчику. Но дальше таких буксующих живописных, эмоционально насыщенных сцен душераздирающих или радужных дело не идет. Не идет потому, что нет у подростка способов иного отношения к себе.
Какого иного? Мы имеем в виду вот что. Стремясь разобраться в каком-то личностно значимом событии, необходимо отстраниться от его непосредственного переживания, встать в «самонаблюдающую» позицию, понять, что побуждало участников этого события (включая тебя самого) вести себя так или иначе.
Родители могут помочь подростку и тут. Положим, ваша дочь рассказывает вам о том, что учительница была к ней в чем-то несправедлива. Попросите ее рассказать ту же самую историю, но так, как видела ее учительница или подруга, которая при этом присутствовала. Такое своеобразное упражнение поможет вашей дочери посмотреть на себя со стороны, а поэтому глубже понять себя, причины своих поступков и поступков своего оппонента, по-иному оценить то, что показалось обидным и несправедливым. Меньше всего в этом случае надо задаваться вопросом, кто виноват. Цель иная помочь подростку действительно увидеть и как бы изнутри понять другую точку зрения. Научиться этому значит для подростка сделать важный шаг в развитии самосознания.





Приложенные файлы

Добавить комментарий