ПРИЕМЫ КОМИЧЕСКОГО В ДРАМАТУРГИИ А.П. ЧЕХОВА


ПРИЕМЫ КОМИЧЕСКОГО В ДРАМАТУРГИИ А.П. ЧЕХОВА
А.А.Усикова
ГБПОУ РО «Шахтинский педагогический колледж»,
преподаватель русского языка и литературы
Каждому человеку, даже не имеющему глубоких знаний по эстетике, известно, что трагическое — это горе и страдание, а комическое — веселье и смех. Связь трагического и комического не случайна. Она возникает из-за сложностей самой жизни, где переплетены смех и слезы, соединены самые противоречивые явления, и ничто не встречается в чистом виде.
Комическое – одна из самых сложных и разноплановых категорий эстетики. Комическими принято называть вызывающие смех явления жизни или образы искусства, в которых наблюдаются скрытые противоречия, составляющие сущность явления.
С точки зрения материала речевые приемы комического глубоко национальны. Если комизм характеров, комизм положений одинаково доступен для понимания лицам разных национальностей, то комизм, создаваемый средствами языка, доступен только лицам, владеющим данным языком во всем его стилистическом, лексико-фразеологическом и грамматическом своеобразии. Это объясняется тем, что сущность комического эффекта, создаваемого средствами языка, состоит в намеренном нарушении принятого способа выражения, в создании противоречия между общепринятой системой выражения и данной («речевым приемом»). Это противоречие может проявляться по-разному, создавая многообразие речевых приемов комического. Так, анализируя творчество А.П.Чехова, можно заметить, что юмор — это не отдельная часть его творчества, а его взгляд на мир, видение жизни, неотделимое от иронии, трагической усмешки. Писатель не мог пройти мимо беспорядков и неправоты жизни, но все написанное получало в его произведениях трагикомическое звучание. Таковы особенности чеховского таланта. Драматургия Чехова также пронизана комизмом, который достигается при помощи различных приемов. Приведем лишь некоторые, наиболее часто встречающиеся в пьесах А.П.Чехова комические приемы.
1. Употребление штампованных слов и выражений, требующих при себе необходимого пояснения, без этого пояснения – яркий и выразительный прием комического. Данный прием помогает высмеять людей, которые употреблением подобных слов пытаются скрыть скудость своей мысли. Так, в речи Епиходова («Вишневый сад») нередко встречаются слова подобного рода: «Наш климат не может способствовать в самый раз» [6: 198], «Если взглянуть с точки зрения, то вы, позволю себе так выразиться, извините за откровенность, совершенно привели меня в состояние духа» [6: 237], Сходная картина и в пьесе «Предложение» в речи Чубукова, дочери которого пришли просить руки: «Я так рад и прочее…Вот именно и тому подобное. … Дай Бог вам обоим совет и любовь и прочее, а я весьма желал… Пойду позову Наташу и тому подобное» [4: 316].
2. Для показа бессодержательности речи персонажа, противоречия между значительной словесной оболочкой и внутренней пустотой его речи используются, наряду с лексико-фразеологическими, и синтаксические приемы: повторы, нагромождение незаконченных предложений, союзов и других служебных слов в соединении со штампами официально-канцелярской речи и словами-паразитами. Особенно ярко проявляются все эти приемы при воспроизведении публичных выступлений героев: «Все (Дымбе). Речь! Ваша очередь! Дымба. Зацем? Я не понимаю которое... Сто такое? (встает, смущенно). Я могу говорить такое... Которая Россия и которая Греция. Теперь которые люди в России и которые в Греции... И которые по морю плавают … корабли…» («Свадьба») [5: 116].
3. Каламбуры, игра слов. Комического эффекта добивается автор путем намеренного столкновения прямого, свободного значения слова и фразеологически связанного: «Смирнов. … стою на коленях, как дурак, и предлагаю руку… Пять лет не влюблялся, дал себе зарок, и вдруг втюрился, как оглобля в чужой кузов!» («Медведь») [4: 310].
Особый тип каламбуров возникает при столкновении разных слов с одинаково звучащими частями, когда каламбурным сопоставлениям подвергается не все слово, а его часть: «Настасья Тимофеевна (вспыхнув). Генерал, а безобразите... Постыдились бы на старости лет! Ревунов. Котлет? Нет, не ел... благодарю вас». («Свадьба») [5: 122]. Игра слов получается в результате сопоставления и переосмысления слов «лет – котлет».
4. Комизм создается также противоречием между принятым в языке сочетанием элементов одного стиля и соединением в одном речевом отрезке разностильных элементов. Так, напористый герой пьесы «Медведь» Смирнов, одолеваемый кредиторами и прибывший к молодой привлекательной вдове за деньгами, данными некогда в долг ее мужу, вступает с ней в словесную перебранку: «Посмотришь на иное поэтическое создание (говоря о женщине): кисея, эфир, полубогиня, миллион восторгов, а заглянешь в душу – обыкновеннейший крокодил!» [4: 303]. Подобные сопоставления удивляют и придают речи юмористическую окраску. Комизм в таких случаях возникает потому, что слова, имеющие ограниченную лексическую сочетаемость, подсказывают варианты словосочетаний с прямо противоположным значением.
5. Перифразы: «Толкачев. ... Должность секретаря исправляет субъект, глухой на левое ухо и влюбленный …» («Трагик поневоле») [5: 100]. Комизм создается неожиданностью, случайностью наименования и усиливается использованием иноязычных слов (субъект). Перифразы в своей речи часто использует и другой персонаж, герой пьесы «Медведь» Смирнов Григорий Степанович. О женщинах он отзывается не иначе как поэтическое создание и философ в юбке. Нелепо и комично звучит подобное возвышенное определение женщины в сочетании с возникающей реакцией: физическим недугом в икроножной области.
6. Прием преобразования фразеологизмов, устойчивых оборотов сводится к тому, что выражению, имеющему в языке единое переносное значение, возвращается его первоначальное прямое значение, или же оно комически переосмысливается отлично от своего общепринятого понятия, или же перефразируется какой-либо известный фразеологизм и на основе отчетливой связи с имеющимся создается новый: «Наталья Степановна. Ну вот, ей-богу! Это вы, а папа говорит: поди, там купец за товаром пришел. Здравствуйте, Иван Васильевич!» [4: 318] Комизм возникает вследствие непонимания героиней происходящего. Поэтому и трактуется ею данное выражение в прямом значении: покупатель товара, а не жених.
7. Обыгрывание слов и выражений, взятых из речи малограмотных людей с характерными для нее вульгаризмами, неправильными грамматическими формами и синтаксическими конструкциями («хочут свою образованность показать», «зубов не заговаривайте», «не побрезгали» и т.д.): «Змеюкина. Нате, махайте на меня веером... Жарко! … Махайте на меня, махайте, а то я чувствую, у меня сейчас будет разрыв сердца. Скажите, пожалуйста, отчего мне так душно? Ять. Это оттого, что вы вспотели-с…» («Свадьба») [5: 111]. Комизм возрастает вследствие прямого истолкования слов и введения говорящих фамилий героев (Апломбов, Ять, Змеюкина, Нюнин), емко их характеризующих.
8. Искажение фонетической оболочки иноязычного слова: «Апломбов. Сегодня я узнал, что ваши билеты в залоге. Извините, maman, но так поступают одни только эксплоататоры. Я ведь это не из эгоистицизма — мне ваши билеты не нужны, но я из принципа…» («Свадьба») [5: 109]. Этот прием ярко отражает специфику речи конца XIX – начала XX века, когда иноязычная лексика помимо научного стиля начинает распространяться среди простого населения страны в формах, отнюдь не закрепленных нормами русского литературного языка.
9. Неожиданное разрешение ситуации и эмоциональная реакция героев на происходящее – крайне занимательные приемы. Порывистость фраз, жестов, мимики героев, реплики в сторону, сопровождающие действия героев, очаровывают. Так, в пьесе-шутке «Медведь» Смирнов и Попова (молоденькая вдова), продолжая длительное время выяснять отношения между собой, приходят к необычному решению: «Смирнов. А вы думаете, что если вы поэтическое создание, то имеете право оскорблять безнаказанно? Да? К барьеру! …Стреляться!.. Равноправность так равноправность, черт возьми! К барьеру!» [4: 306]. На таком исходе настаивает и героиня, несмотря на то, что стрелять не умеет совершенно. Осматривая принесенные Поповой пистолеты, оценивая их взглядом знатока, от Смирнова не утаилась и еще одна деталь: «Смирнов. …Прекрасные пистолеты!.. Цена таким минимум 90 рублей за пару… Держать револьвер нужно так… (В сторону.) Глаза, глаза! Зажигательная женщина!» [4: 309]. Живая мимика обогащает образы и является несомненным приемом комического.
Таким образом, смех Чехова - то веселый, то с оттенком лирической грусти, то легкий и светлый, то граничащий с сатирой, - поистине неисчерпаем. Создавая свои драматургические произведения, Чехов использовал разнообразные способы создания комического эффекта. Умелое их сочетание позволило А.П.Чехову создать свой собственный неповторимый стиль, в котором так тонко переплетаются все грани трагического и комического.
Библиографический список
1. Ефимов А.И. Стилистика художественной речи. М., 1961.
2. Откупщиков Ю.В. К истокам слова. Л., Советский писатель, 1968.
3. Смирнова Л.А. Русская литература конца XIX – начала XX века. – М., 1993.
4. Чехов А.П. Сочинения в 18т. Т.11: Пьесы 1878 - 1888.- М., 1978.
5. Чехов А.П. Сочинения в 18т. Т.12: Пьесы 1889 - 1891.- М., 1978.
6. Чехов А.П. Сочинения в 18т. Т.13: Пьесы 1895 - 1904.- М., 1978.

Приложенные файлы


Добавить комментарий